Год

размещено в: Блог | 4

KccFOCf8yAoСегодня 21 ноября 2014 года. Прошел год, а мы даже не заметили. Сначала мы жили «до Нового года», потом — до отставки зэка, потом — до президентских выборов, потом — до победы в АТО, потом — до парламетских выборов, теперь… Я не знаю. Слишком много, слишком много случилось за этот год с нами всеми, чтобы как-то вот так взять и оценить. Честно говоря, я не помню, когда в последний раз чувствовала полную расслабленность. Ощущение, что революция, смерти, война никогда не закончатся, хотя некоторые умудряются жить своей жизнью, да и в центре Киева уже так мало напоминает о тех задымленных, черных днях.

Вспоминаю, как через день после расстрела оказалась на Институтской. Было полпервого ночи, митинг на Майдане уже закончился, и мы пошли наверх, к Банковой. Везде горели свечи, везде были отметины от пуль, везде была кровь. Там со свечкой стоял мужчина, из Буска Львовской области. Он пришел почтить память своего друга, который погиб возле входа в метро Хрещатик. Он рассказывал о 20 февраля и это было завораживающе. Помню только то, что когда у него спросили: «Ну, а когда вы поняли, что они стреляют на поражение, почему продолжали бежать?». Он ответил: «Бо там були наші люди. Що ж ми, своїх кинемо під кулями?». Они бежали, потому что украинцы своих не бросают. Действительно не бросают. Никогда.

Я не знаю, какими словами утешить тех, кто потерял близких. Я не знаю, что сказать власти, которая сделала вдвое меньше, чем наобещала. «Эй, мы все еще верим»? Все это ничтожно.

Но я знаю, зачем люди вышли на Майдан. Они вышли туда потому, что любят Украину и желают ей лучшего. Каждый этот человек был Украиной, он нес ее в своем сердце. Никто не выходил на Майдан ни за что другое — ни за перевыборы, ни за Яценюка с Кличком, ни за ЕС, ни за деньги. Люди вышли, потому что нельзя оскорблять достоинство украинцев. Никогда. Мы не русские, не беларусы, не сербы. Это одно маленькое правило, которое не учли ни Янукович, ни Путин. Мы можем долго терпеть, долго прощать, но в один миг происходит НЕЧТО, когда миролюбивая спокойная нация превращается в фурию. И вот тогда — ТОГДА — их уже не остановить. То же — и про войну в Донбассе. Мы не проиграем. Мы не можем проиграть. Теперь, после Майдана, я знаю, что мы выиграем эту войну, пусть тяжело, пусть не сразу, но обязательно. Путин просто не понял, с кем связался. «Никогда не пробуй оккупировать Украину, потому что это будет последняя страна, которую ты оккупируешь» (с).

Честно скажу, для меня Майдан начался не 21 ноября, и даже не после разгона студентов. Я все еще не верила, что из этого что-то выйдет, даже когда увидела Марш Миллионов. Наверное, слишком сильное разочарование 2005-2007 годов, когда я, будучи в Донецке, изо всех сил сопротивлялась «бело-голубым» людям вокруг и верила в «помаранчевую команду», а потом случилось то, что случилось. Однако, я не представляла себе иного пути для Украины, нежели путь в Европу. Никогда. Я не вижу ни единой причины, по которой Украине было бы лучше с Россией. Это отсталая, деградирующая территория с затурканным народом, который не способен даже добыть без западных технологий нефть, которая их кормит. Я никогда не любила Россию и русских, хотя выросла за 20 км от российской границы и имею родственников там. Уж простите. Наверное, это все из-за того, что я немного знаю историю.

Так вот Майдан для меня начался в 9 утра 22 января, когда я, привычным движением включив телевизор, узнала, что погиб Сергей Нигоян. Я много читала и писала о революциях, это «моя» тема, и вот в моем понимании всегда есть момент, который разделяет мир на черное и белое. Нигоян стал моим собственным богом революции и это был момент моего собственного Майдана, когда с этой точки я поняла, что теперь уже — ВСЁ. Теперь — либо мы их, либо они нас. Это вопрос выживания каждого украинца — от Чопа до Снежного. Либо мы все будем дышать свободно, либо нас убьют, как его. Рано или поздно — не важно. Если не физически, то морально. В ту самую секунду я поняла, что это не массовые протесты. Это революция, и мы обязательно победим, чего бы это не стоило, потому что другого пути отныне нет.

Кто-то скажет, что я поняла это слишком поздно и «ненастоящая революционерка». Ради бога, я никогда не думала о себе, как о революционере, потому что для этого нужно небывалое мужество, которого у меня нет. Все, что я могу, — это писать об этом, говорить об этом, убеждать людей. Возможно, это тоже кому-то нужно. Поэтому сегодня я просто хочу поблагодарить всех, кто своей грудью и деревянным щитом защищал нас всех и продолжает это делать на Востоке. Мы в неоплатном долгу. Дякую вам, люди, ви прекрасні!

4 ответов

  1. Просто супер.
    Нічого й додати.

Оставить ответ