По ситуации в Джохаре

размещено в: Блог | 0

Ichkeria-Dzhohar-karta-kolyuchaya-provolakaО Чечне у меня всегда было размытое представление. Это была далекая и вечно воюющая территория, и разобраться, кто с кем там воюет и за что, я в детстве не могла. Помню, что в детстве мы с подругами называли бородатого соседа «Басаев» и боялись его. Все эти представления чеченцев как бородатых террористов, видимо, шли с тех времен, когда в Украине не было своего телевидения кроме УТ-1 и мы все смотрели российское, тогда еще не настолько пропагандистское.

И вот наконец мне представилась возможность поговорить с человеком, который пережил две войны и живет сейчас в Чечне. Мы познакомились по футбольной теме, но как только я узнала, что она чеченка, разговор сам собой зашел о войнах и о том, что происходит сейчас.

Мы, в силу своей миролюбивости и низкой политической активности, все эти годы даже не интересовались, что происходит в России. Ну, кто из нас слышал про каких-то Улюкаевых, Рогозиных и т.п. до начала украино-российской войны? Никто. Точно так нас не интересовала и Чечня. А процессы, которые происходили там и происходят и поныне, весьма показательны. Нынешняя атака — это вовсе не «внезапность и катаклизм». Режим КТО не прекращался ни в Чечне, ни в Дагестане и Ингушетии ни на один день — то там, то сям вспыхивали стычки с боевиками (или, как правильно их называть, ополченцами против кремлевского режима). Там до сих пор существуют районы, в которые запрещен въезд даже чеченцам без прописки в этих районах. Села в Итумкалинском районе, например.

Для начала, кто хочет разобраться во всех прелестях чеченских кампаний, советую прочитать обычную украинскую Вики, где ситуация описана довольно правдиво и особенно хорошо видно международное преступление России. Особенно первые абзацы о том, как начиналась первая война и «наших войск в Чечне нет», вот это все. Ничего не поменялось. Рашисты не меняются.

Я достаточно много уже знаю о том, как живет чеченское общество. Это страна, где семья значит все. У них не бывает чужих и брошенных детей. У них никогда не бросают больных родственников. Минимально в семье чеченца трое детей, максимально — до двенадцати, и это не предел. Они живут общинами, где все про всех знают, все всем помогают, именно так они и выживали во время войны. У них сильны традиции, исполняются старинные обряды, уважаются старейшины. Чеченцы знают, к какому тайпу (касте или древнему роду) они принадлежат, с детства, они знают дедов своего рода до 8 колена.

И именно упираясь в эти исконные традиции, Герой России Кадыров и его приспешники управляют этим народом. Чеченцев чуть более миллиона. Это не 5 млн грузин и не 45 млн украинцев. Но они чертовски хорошие воины, особенно в условиях горной местности. Воевать с ними сложно, но можно перекупить, поэтому кремлевская хунта решила сломать Чечне хребет изнутри с помощью чеченских же наемников. Они там боссы. Они катаются по Грозному в кортежах по 90 машин и постреливают из окон с автоматов: http://truba.com/video/259117/. Они абсолютная власть, «элита», имеют право избивать, убивать, грабить и им за это ничего не будет. Это очень хорошее предложение для людей в республике с уровнем безработицы в 20-40% (в зависимости от района), одними из самых высоких цен по России и многочисленными семьями. Поэтому кадыровцев хватает, благо, их периодически прореживают в ДонАП и в глухих горных районах.

Теперь о принципе управления. Каждый чеченец теперь знает, что если его действия не понравятся кому-нибудь из властей, пропасть может не он сам, а кто-то из его семьи. Сестра, бабушка, дядя. И это для них страшнее, чем угроза собственной жизни. Это ломает сторонников независимости психологически и подавляет желание сопротивляться. Но, как видим, не у всех. По моей информации, с недавнего времени в Чечне начали пропадать девушки, носившие хиджабы (традиционные мусульманские наряды). В Чечне нет запретов на обычную одежду, но в университетах, например, девушки должны надевать платки, а некоторые чеченки просто сами по себе носят традиционную одежду. Скорее всего, сегодняшнюю атаку готовили заранее и похижения девушек — просто повод. Но сам факт того, насколько все еще сильнотамошнее сопротивление в условиях переброски оккупационных российских войск и наемников, на лицо. Чечню держат в ежовых рукавицах, но чем меньше денег вбухивается в Рамзанкино управление и чем меньше войск там сконцентрировано — тем выше риск Третьей чеченской. Тот, кто однажды объявил Джихад, уйти с этой стези не может никогда, он не складывает оружие. По поводу поддержки среди населения, я скажу так — никто не забыт. Ничто не забыто. Ни одно преступление русских не прощено, чеченцы вообще мало что прощают — там нормально, если кто-то за честь семьи подорвет себя гранатой вместе с обидчиками. Но люди, конечно, не хотят войны. Чеченцев мало — геноциды 20 и 21 века не прошли бесследно.

Я не думаю, что она будет в ближайшее время. Точно так, я против радикального исламизма в стиле ИГИЛ. Но, как говорила Скарлетт О’Хара, «я подумаю об этом завтра». Сейчас же — чем больше проблем появляется у рашистской гадины, тем выше шансов, что она отвянет от Украины, надорвется и сдохнет, распавшись, наконец, на несколько новых государственных формирований.

Попутно передаю низкий поклон батальону им. Джохара Дудаева и Исе Мунаеву, который воюет за нашу и вашу свободу на Донбассе.