Украина, ИГИЛ и Иран — где искать точки соприкосновения США и РФ

размещено в: Блог | 0

1393381078_rossiya-i-iran-obsuzhdayut-yadernoe-sotrudnichestvo-rossiya-i-iri-za-skoreyshee-vozobnovlenie-peregovorov-po-iranskoy-yadernoy-programme-mid-rf-russia_iran_5США и РФ де-факто находятся в состоянии холодной войны из-за Украины. Но им все равно приходится общаться по другим поводам. NYT пишет, где находятся точки соприкосновения государств, и как это может повлиять на украинский кризис.
Перевод — @ANTK_84

Отношения США и России находятся в  нижней их точке со времен Холодной Войны практически во всём, кроме переговоров по ядерной программе Ирана.

Несмотря на охлаждение из-за украинского кризиса, которое распространилось почти на все составляющие взаимоотношений, Москва и Вашингтон продолжают искать общие точки по наиболее сложному вопросу мировой повестки дня – сделки, которая предотвратит возможность Ирана производить ядерное оружие.

Официальные лица с обеих сторон обмениваются прагматичными предложениями, и добрая воля пока преодолевает глубокие различия между ними.

Для США провал переговоров несет риск вовлечения в новый конфликт на Ближнем Востоке. А Президент Обама не хочет терять ключевое звено в своем внешнеполитическом наследии. Администрация Обамы утверждает, что можно атаковать иранские ядерные мощности, но необходимо добиться сворачивания программы дипломатическими методами. Израиль откровенно говорит о готовности начать авиаудары. А это может втянуть в конфликт США (Израиль обладает званием «ключевой партнер США вне НАТО», — прим. Сн.).

Россияне тоже не хотят американо-иранской войны. Гэри Сэймор, до 2013 г. работавший переговорщиком по вопросам ядерной программы, говорит, что соглашение – стратегический интерес Москвы, поскольку она пытается ограничить присутствие США на Ближнем Востоке

«Россиянам не нравится видеть, как США ходит по миру и бомбит страны», — говорит Сэймор, который сейчас занимается исследованиями в Белфер-Центре Гарварда.

С этой стороны переговоры по Ирану служат ещё и каналом между Россией и США по различным аспектам снижения напряженности на Ближнем Востоке. Министр иностранных дел России Лавров сказал в понедельник, что переговоры с Госсекретарем Керри во вторник – это «возможность обменяться мнениями о том, как наши страны и другие государства в регионе могут объединить усилия для борьбы с Исламским Государством.

Это общее желание.

Хотя россияне и американцы по-разному смотрят на поддержку Москвой сирийского президента Башара Асада, по словам Сэймора, его поддержка Кремлем отходит на второй план перед лицом борьбы с Исламским Государством.

Хотя предметом встречи являлись переговоры по ядерной программе, Лавров после встречи с Керри заметил, что имело место обсуждение прочих вопросов. Он отметил, что переговоры были не основным предметом их встречи. Вместо этого, они с Керри обменялись «мнениями и идеями по поводу того, как сделать более управляемой ситуацию» с кампанией против ИГ.

Грэм Элисон, профессор Гарварда, работающий в области политических наук, считает, что сотрудничество России и США – это «добрый знак того, что Путин и Обама, даже несмотря на противостояние из-за Украины, способны понять реальные общие интересы». Он сравнил это с возможностью подписанием двумя странами некоторых значимых договоров по ограничению вооружений во времена Холодной войны.

Но не во всем здесь добрая воля.

Сделка по ядерной программе на стратегическом уровне может служить собственным интересам России и работать против Соединенных Штатов. Это может укрепить Тегеран как региональную силу, связанную с Москвой. И они вместе будут стоять за спиной сирийского правительства и соперничать с поддерживаемой США Саудовской Аравией за влияние на Ближний Восток.

Экономические интересы тоже играют роль в поддержке Москвой ядерной сделки, даже если снятие санкций с Ирана по результатам соглашения затронет Россию в краткосрочной перспективе. На рынок поступит больше иранской нефти, которая составит конкуренцию российскому сырью.

Но, по имеющимся данным, Москва готова платить за иранскую нефть. А Тегеран потратит деньги на российские товары. И Россия сможет продавать Исламской Республике современное бурильное оборудование и другие технологии, необходимые для восстановления разрушенной санкциями нефтедобывающей промышленности.

В долгосрочной перспективе Кремль, который уже помог Ирану создать работающий реактор, будет получать прибыль от уже подписанных многомиллиардных сделок на постройку двух дополнительных реакторов и снабжение их топливом. Ещё больше таких проектов в стадии планирования, включая военное сотрудничество и поставки в Иран российского оружия, включая надолго отложенную передачу комплексов противовоздушных комплексов С-300.

США отчаянно пытались предотвратить попадание этой системы в Иран.

Иранцы осознанно делают ставку на Россию, поскольку они готовы избавиться от сдерживающих экономических санкций. Иранский посол в Москве Мехди Санайе предвидит быстрый рос торговли с Россией с теперешних $5 до $70 млрд в год.

И помощь по Ирану может означать, что США и их партнеры снизят давление по Украине.

«Москва может рассчитывать на то, что власти на Западе  будут менее охотно вводить санкции по Украине, чтобы не подвергать опасности сотрудничество по Ирану», — говорит Сэймор.